Главная » 2015 » Январь » 16 » Рецензия №19. Невозможное (Lo imposible, 2012)
12:34
Рецензия №19. Невозможное (Lo imposible, 2012)
Tsunami, tsunamiCame washing over me...(Manic Street Preachers)Фильмы-катастрофы получили мировую известность ещё в семидесятых годах прошлого столетия. Катаклизмы, катастрофы, тотальные разрушения и абсолютный апокалипсис — человечество видело, кажется, уже всё. Однако после «Титаника» Джеймса Кэмерона, до сих пор являющегося одним из самых кассовых фильмов в истории, режиссёры в разных точках планеты уже вряд ли когда-нибудь откажутся от своего кусочка золотой жилы. Из года в год миру являются всё новые и новые сюжеты. Порой они основаны на реальных событиях, а порой абсурдны настолько, что всё действо ничего кроме смеха вызвать не может. По сути своей, жанр катастрофы не так прост, как кажется, ведь сделай шаг вправо — и ты снимаешь тупую безделушку с кучей смертей и смыслом, стремящимся к нулю, а шаг влево — и вот перед нами уже почти мелодрама с прощальными поцелуями, пламенными ораторскими изысками главных героев и морем слёз. Большинство же современных режиссёров не хочет искать ту самую прямую, на которой можно узреть не только прелесть кассового успеха. Позволить наблюдать людям чужое горе и глобальную разруху — воистину стопроцентный залог успеха, но периодически даже в когорте самых циничных творцов находятся такие, как Хуан Антонио Байона, которые отвечают нам на вопрос, может ли быть блокбастер — авторским?Выбрав для фона своего фильма самое смертоносное стихийное бедствие двух последних декад, Байона рассказывает нам реальную историю испанской семьи, волею случая оказавшейся в эпицентре трагических событий. Испания, безусловно, страна, пестрящая актёрскими талантами, однако сама семья Альварес настояла на том, чтобы в качестве актёров здесь были задействованы британцы. Перед смертью, как говорится, все равны, поэтому на сюжет это никаким образом не влияет. С первых же кадров становится ясно, что мы имеем дело не с типичным представителем жанра. Да, здесь есть место всеобъемлющим разрушениям, от которых в жилах стынет кровь. Единственным планом с высоты птичьего полёта Байона перекрывает многозначительные потоки спецэффектов, которыми грешат собратья по цеху Эммерих и Бэй. Здесь также есть дань эмоциям и так называемой «слезодавке», ибо только самый стойкий зритель устоит, чтобы не расчувствоваться, увидев, как отец обнимает сына, которого в мыслях уже успел проводить на тот свет. Но всё это и в сценарном, и в чисто хронологическом порядке занимает максимум десятую долю повествования. Режиссёр уже на второй трети фильма забывает об уничтоженном мире снаружи человека, перенося зрителя внутрь, в самую душу каждого из героев. В угоду главного посыла картины — перерождение личности под действием катастрофы и торжество жизни даже тогда, когда вышедшая из океана вода под ногами приобретает алый оттенок, а воздух повсеместно наполняется смрадом — идут все нынче модные фишки блокбастеров. Ни тебе не флэшбеков, ни флэшфорвардов, ни slow-motion, а спецэффекты вплетены настолько органично, что только самый внимательный и критичный зритель сможет их уловить и проанализировать. Жизнь уходит у героев из-под ног, но даже если осталась лишь минута — они потратят её грамотнее, чем потратили бы, не появись в их безоблачном быте цунами 2004 года. Никакие компьютерные мастера не нужны тогда, когда режиссёр и актёры работают на одной волне, уловив философию этой драмы. И без них можно обойтись.В суматохе катастрофы семья не смогла остаться единой в материальном плане, но осталась таковой душевно. Повествование плавно перетекает из одного лагеря пострадавших в другой, нас знакомят со все новыми и новыми выжившими, и уже не так просто понять, кто в этой истории главное действующее лицо и будет ли вообще хэппи-энд? Однако вопрос становится риторическим, когда в руки старшего брата семейства, опять же волею случая, попадает блокнот, в который он постепенно будет записывать имена тех, кого никогда в жизни не видел и с кем никогда не разговаривал, а с вероятностью 90 процентов уже и не заговорит. Этот блокнот — символ фильма. Символ веры и надежды. То, что останется в памяти зрителей наравне с разрушенным городом. Пусть он не поможет Лукасу воссоединить собственную семью, зато сколько счастья принесёт другим. И кто бы мог подумать, что самым ярким персонажем в этой истории станет не Наоми Уоттс или Юэн МакГрегор, уже который год радующие своим уровнем, а малец Лукас в потрясающем исполнении Тома Холлэнда. После такого старта в Голливуде для него все двери открыты, и вполне возможно, что через годы мы будем вспоминать «Невозможное» ещё и как фильм, который открыл миру новую звёздочку.Этому проекту не суждено было стать мощным кинематографическим событием, однако он всё же смог всколыхнуть мир. Вчерашний испанский дебютант смог-таки найти ту тропу, пройдя по которой можно и себя показать, и поедателей поп-корна удовлетворить. Приумноженный почти в четыре раза бюджет и многочисленные номинации на премии разной степени известности, тем не менее, не должны дезинформировать потенциального зрителя. «Невозможное» — фильм о жизни, о человеческой душе и о вере в будущее. Членам съёмочной группы удалось «сыграться» подобно банде Oasis на «Уэмбли» в двухтысячном, соорудив под чутким руководством Хуана Антонио Байоны по-настоящему умное и проникновенное кино. И на вопрос, заданный мною в синопсисе, испанский умелец теперь спокойно может отвечать антонимом названия фильма. Posible, Juan, todo es posible.
Просмотров: 4092 | Добавил: admin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar